Naruto: After We Die

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: After We Die » Прошлое » Старая Кровь


Старая Кровь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Учихи Сарада, Хьюга Сора, различные NPC
Время\место: месяцами ранее, сентябрь. Коноха. Новый город.
Погода: облачно, переменные осадки.
Рейтинг: PG-13
Описание:
Великая Война закончилась 20 долгих лет назад. Вырванные деревья успели дать новые корни, клинки - вернуться в ножны. Но есть такие раны, что не затягиваются никогда, даже со всеисцеляющем временем.
Коноха принимает важных гостей. Ожидает ли их теплый прием, которым славится Деревня Скрытого Листа?

0

2

Атараши но Ичи – «Новый Город», продолжение и расширение Конохагакуре – Деревни Скрытого Листа, блистал своим величием днем, ночью, в снег или засушливое лето. Раскинувшийся за монументом Хокаге, в месте, покрытом ранее непроходимыми лесами, Атараши бесспорно утвердил Коноху, как самую крупную и населенную деревню ниндзя. Выстроенный всего за два десятилетия под бдительным присмотром и заботливым уходом Шестого и Седьмого Хокаге, город стал символом изменений не только в жизни людей, но и во всем мире шиноби. И если не один раз разрушенная Коноха возрождалась из пепла руками ее жителей, то на этот раз на помощь пришел весь мир: даймё соседних стран, благодарные за избавление от нависшей тени, деревни-союзники, но главное – люди.
В то время как новый город должен был стать надеждой на новую жизнь, то маяком, лучом, освещающим дорогу вперед, стал Узумаки Наруто – герой войны, молодой лидер, в чьей крови Воля Огня полыхала с силой тысячи солнц! И вслед за гуманитарными и дипломатическими партиями, обозами с беженцами, бежавшими из уничтоженных Десятихвостым земель, в восстанавливающую Коноху потянулись ручейки паломников и новых переселенцев: желающих хоть мельком, но увидеть спасителя мира, преследующих ли прагматичную цель обосновать свое жилище в самой безопасной Деревне и устроить своим потомкам жизнь, защищенную стенами и лесами Листвы.
Какими бы ни были причины, обескровленная атакой Пейна Коноха пережила настоящий строительный и демографический бум, притянувший за собой революцию промышленную, техническую, и, чего уж скрывать – социальную. И если раньше в Деревне соотношение между шиноби и простыми жителями было явно в пользу первых, то с притоком новых переселенцев подобный баланс значительно пошатнулся, что, в конечном итоге, потребовало от обеих партий учиться уживаться друг с другом в новых условиях. А новизна рано или поздно всегда наталкивается на барьеры.
– Сора-сама, сегодня вы выглядите задумчивее обычного.
Молодую пару, неторопливо прогуливающихся по Ичибе – главной торговой улице Атараши, можно было принять за влюбленных: привлекательный темноволосый юноша шел в сопровождении симпатичной девушки, однако, почтительное расстояние в шаг, разделяющее их, факт того, что легкий зонтик из промасленной бумаги над их головами поддерживала именно хрупкая на вид леди и заметные семейные сходства, в сем утверждении позволяли усомниться. Тем не менее, молодые люди невольно привлекали к себе внимание даже в густом человеческом потоке, наполненном парочками настоящими. Было ли сие вызвано классическими кимоно, в которые были облачены и юноша, и девушка, или необъяснимым чувством старины, словно нечто, пришедшее из прошлой эпохи, тончайшей шелковой накидкой окутывающим их? Во всяком случае, юноше и его сопровождающей подобное внимание было не в новинку, так что какого-либо стеснения они не чувствовали.
Молодой человек медлил с ответом. Его глаза необычного светло-лавандового оттенка привычно сновали по окружающей толпе – даже без активированного Бьякугана, ниндзя обладал удивительной наблюдательностью и завидной интуицией.
Сора-сама, – вновь осторожно повторила девушка.
Хмм? О-о, извини, Киоко, я, кажется, действительно задумался, – сбивчиво ответил Хьюга Сора – наследник рода-хранителя Бьякугана.
Вы совсем недавно вернулись с задания. Ханаби-сама велела вам отдыхать, – на лице девушки появилась смущенная улыбка, однако в ее Бьякугане читалась настойчивость.
Хьюга Киоко была юной и подающей большие надежды куноичи, рожденная в семье, которая всего поколение назад принадлежала к побочной ветви клана. Однако, опущенные локоны больше не прятали проклятую печать – инструмент подчинения, повиновения и безопасности главной ветви рода, а сама девушка служила телохранительницей наследнику клана не из страха перед наказанием, но из глубокого уважения и любви, которые она питала к юному шиноби.
Сам же Сора – гений клана, джонин и обладатель сильнейшего Бьякугана, неоднократно выражал свои сомнения по поводу необходимости сохранения устаревшей системы опеки над собой, однако возразила даже бывшая побочная ветвь, вновь влившаяся в главную семью – жизнь наследника принадлежит не только ему самому, но и всему клану. А потому, долг сохранения его жизни актуальности для всей семьи ничуть не утратил.
Таким образом, Киоко сопровождала молодого шиноби чуть ли не все его свободное от миссий время. Но диктуемые бесчисленными тренировками и усиленными генами навыки ожидать и искать опасность везде – даже в родной Деревне, так просто расслабиться не позволяли.
Теплый осенний дождик не был помехой для прогуливающихся горожан, вооруженных зонтиками: совершенно иной, отличающийся от непрекращающегося ливня Амегакуре, дождь в «золотую пору» в Конохе был столь же привычным, сколь и ожидаемым. Весна и осень были особыми временами года для Деревни Скрытого Листа: если весенние месяцы символизировали обновление и рождение молодой зелени, то осень была временем жатвы урожая. Так что, не было ничего удивительного в том, что все главные торговые сделки в Деревне проводились именно осенью.
В людских толпах без труда угадывались гости из других городов селений Страны Огня, Деревень шиноби и соседствующих государств. Ниндзя Конохи среди них было не много – старое поколение воинов Листа предпочитало селиться в старом городе, поближе к тренировочным объектам, молодое же было отнюдь не столь многочисленно, чтобы перевесить остальных жителей.
Будучи представителем древнейшего клана Конохагакуре, в новых каменных районах Деревни Сора чувствовал себя скованным. Ксенофобом он отнюдь не был, и тому, что его Деревня вновь взошла на ступень первенства, как самое крупное селение шиноби, не мог не радоваться. Просто... здесь он чувствовал себя ненужным. Небоскребы, простирающиеся выше Монумента Хокаге, новейшие средства связи и техники – новшества, которые во времена его деда были фантастикой, теперь были реальностью, с которой стоило считаться. И давящую атмосферу меняющихся времен, наверняка, ощущали все шиноби Листвы. Ощущали, но едва ли имели в себе смелость признать это вслух.
Оживленные ярмарки и красочные прилавки, выставленные вдоль дорог, были лишь каплей в море коммерции, вершащейся сегодня в самом высоком небоскребе – в этом году Коноха организовывала переговоры между торговыми представителями всех Четырех Великих Стран. Однако сделки крупных торговцев простых людей совершенно не интересовали, чего не скажешь о усеянных лотках с местными безделушками, специями из Страны Земли, рыбой, пойманной в морях Страны Воды и тканями из Страны Ветра. Как мало нужно людям для комфортной жизни: всего лишь безопасность и чуть-чуть диковинок из соседних земель.
Впрочем, именно эти беспечные дни и поклялись защищать ниндзя Конохагакуре – шиноби, носящие протектор с вырезанным древесным листом.
Сора-сама, – снова, уже с большей настойчивостью и укором в голосе произнесла Киоко.
Виноват-виноват, – юноша очнулся, примиряюще подняв руки и неумело улыбнулся. – Просто наслаждаемся прогулкой.
Подозрительно сощурив глаза на своего подопечного, куноичи решительно потянула наследника Хьюга за собой вдоль прилавков. В подобной ситуации, как подсказывал многолетний опыт внутриклановой опеки, умерить раздражение и гордыню, и разрешить делать с собой все, что велят – способ наименее безболезненный. А потому Сора позволил толпе подхватить его и доверился своей провожающей в выборе подходящих развлечений.
Предаваясь ничегонеделанью, лавируя от прилавка к прилавку, выбирая сувениры для родных или наслаждаясь сладостями, Сора не мог не отметить то, что не видит ни одно знакомое лицо, в очередной раз подивившись, насколько же разрослась Коноха. Разумеется, активировав Бьякуган, юный шиноби мог бы найти виденную ранее чакру хоть за километры, но… надо ли? Ребячество никогда не было отличительной стороной Соры. За отклонение от «приказов» своей «охраны» подзатыльник заработать было сложно, то вот тяжелый взгляд (наказание куда весомее физического воздействия) – запросто.
Однако, вопреки всем обстоятельствам, кто-то, с кем он был знаком, оказался намного ближе нескольких километров.
Учиха-сан? – неуверенно позвал юноша.
Учиха Сарада – единственная существующая наследница легендарного клана Учиха, обладательница додзюцу Шаринган, переданного ей от отца – не менее же известного ниндзя Конохи Учиха Саске, а по совместительству – лучшая подруга кузины Соры. Темноволосая куноичи в очках, несмотря на хорошие отношения с Химавари, в круг близких друзей Хьюга отнюдь не входила. Тем не менее, вежливый юноша, которому, однако, не везло на друзей, был рад увидеть бывшую одноклассницу из академии шиноби.

+2

3

Тёплый сентябрьский дождик громко стучал по поверхности небольшого зонта, который держала юная Учиха. Сарада молча шла по улицам нового города, рассуждая о сегодняшнем событии. Именно в этот день в Селении Скрытого Листа должны были проводиться важные торговые переговоры. Правительство Конохи готовилось к нему за несколько недель. Ждала с нетерпением этого дня и сама Сарада. Учиха только-только вступила в ряды полиции Конохи, и девушке очень хотелось поскорее проявить себя. Учитывая спокойную обстановку в мире примерно двадцать последних лет, миссии серьёзнее поимки кошки или сбора урожая на огороде какой-нибудь сварливой тётки не предвиделось. И это как-то чересчур угнетало Сараду. Ведь она так стремилась к силе, как никто другой из её ближайшего окружения. Девушка понимала всю серьёзность своей жизненной цели, ведь на самом деле за этим показательным желанием стать лучшим ниндзя скрывалась истинная, немаловажная причина поведения девушки – защитить близких ей людей. А чтобы добиться этого не было другого пути, как добровольно попадать в сложные жизненные ситуации, участвовать в серьёзных миссиях. За всю свою жизнь Сарада была лишь на парочке важных заданий, которые она могла бы назвать полезным жизненным опытом. Но для наследницы Учиха этого было мало. Именно потому она и пошла в полицию, чтобы продолжить расти и развиваться дальше, как ниндзя и как Учиха. Борьба с настоящими противниками должна была поспособствовать этому как нельзя лучше. По крайне мере Сарада думала так. Однако был в её плане маленький просчёт, из-за родства девушки с главой полиции Саске Учихой, некоторые окружающие не принимали Сараду всерьёз. Многие считали и даже заявляли в открытую, что продвижение по служебной лестнице наследнице клана Учиха будет обеспеченно по родственному блату. И тут сама Сарада не могла их осуждать. Тем не менее, настойчиво старалась переубедить. Девушка действительно могла занять достаточно высокий пост с самого начала службы в полиции. Этому способствовали и её отец, и близкая дружба с дочерью Хокаге, и, как те утверждали, её личные заслуги перед деревней. Но Сарада знала, что они просто зря расхваливали её. Девушка никогда не была патриоткой, и на самом деле не имела никаких особых выслуг на миссиях. Просто близкие люди хотели помочь ей. А Сараде не нужна была их помощь, не нужна была ничья помощь. Учиха считала получение званий и постов по блату бесполезным, так как это не несло за собой реального подкрепления силой и авторитетом. А что самое важное, и вовсе видела подобные пути роста в карьере ниндзя не честными, а значит и позорными для человека с её жизненными принципами и моральными устоями. Тем более что злые языки никогда не уставали оценивать девушку предвзято. В общем и целом, Учиха отказалась от высокого поста в полиции и устроилась обычным рядовым ниндзя, как и все те, кто не имел каких-либо родственных связей в верхах деревни. Помимо того, что юная Учиха мечтала заполучить силу для защиты близких, она так же хотела сделать это честными путями, чтобы раз и на всегда заткнуть всех тех, кто говорил о ней плохо. А посему, стремилась проявить себя по-настоящему. Наверное, поэтому Сарада одна из первых вызвалась на задание по охране деревни во время торговых переговоров. И хотя, событие не предвещало никаких происшествий, как и во все прошедшие годы, Сарада всё же надеялась, что возможность показать себя во время него для неё найдётся. И люди недооценивающие девушку смогут увидеть и признать, что никакая дружба с дочерью Хокаге и никакое родство с её отцом, не являются истинной причиной достижений в жизни девушки. Но пока всё шло тихо и мирно. Держа в руках тёмно-зелёный зонт, одетая в форму полиции Конохи, Сарада патрулировала близлежащие к небоскрёбу, где должны были проводиться переговоры, улицы. От чего девушка постепенно начинала разочаровываться, понимая, что её надежды по поводу этого задания могли и вовсе не оправдаться.
«Похоже, сегодня в городе будет лишь обычный праздничный день. Ярмарка, кучка веселящихся людей, вкусная еда, ничего особенного», - про себя подумала Учиха, внимательно смотря по сторонам.
«Эх… Прошли те старые дни, когда в каждом прохожем можно было увидеть потенциального врага из другой деревни или шпиона. Наверняка во времена молодости моих родителей жизнь ниндзя была куда интереснее, а миссии были более захватывающими. А теперь, только посмотрите на этих людей. Казалось бы, их деревни бывшие враги…» - мысленно добавила Учиха, остановившись напротив влюблённой парочки ниндзя из Конохи и Ивы.
Парень и девушка весело болтали, а потом и вовсе стали мило обниматься.
«Совершенно не думают и не заботятся ни о чём…» - безмолвно оценила их поступок Сарада, всё ещё продолжая наблюдать за незнакомцами.
Учиха настолько погрузилась в собственные мысли, что неожиданное обращение к ней заставило девушку невольно вздрогнуть и обернуться.
Быстро придя в себя, Сарада опомнилась, и взглядом стала искать того, кто обратился к ней. Прошло пару секунд прежде, чем среди шумной толпы Учиха разглядела Сору. Он был родственником Химавари, и одним из её бывших одноклассников. Вот только этому парню гораздо быстрее удалось достичь силы, и поста в АНБУ честными путями. А ведь он был младше Сарады на год. От чего девушке становилось не по себе. Находясь рядом с людьми, достигшими того, чего желала она, быстрее и проще, чем это удавалось Сараде, девушка чувствовала грусть и разочарование в себе. Нет, она не ненавидела счастливчиков, получивших от судьбы больше. Она ненавидела себя, ощущая собственную жалкость и беспомощность перед этим миром. А ведь по сути это была правда, пока существовали люди, которые в чём-то были лучше других, были и те, что добивались своих целей слишком медленно по сравнению с ними. Например, пробуждение своего Шаринга лишь в пятнадцать лет Срада считала позором и собственной неудачей, разочаровавшей её семью. Но в этом не было вины других, ни матери, ни отца, ни этого счастливчика гения клана Соры. Была лишь вина самой Сарады, что она оказалась такой неудачницей, потому завидовать кому-то и винить его в собственных промахах, тайно ненавидя, не было нужды. И хотя Учиха хотела бы достичь таких же успехов, как юный гений клана Хьюга, к самому нему она достаточно спокойно и дружелюбно относилась. Во-первых, потому, что Сарада была общительной и быстро начинала считать своих сверстников или одноклассников друзьями, а во-вторых потому, что этот парень был родственником Химавари, а ко всей её семье Учиха относилась очень хорошо.
Не заставив себя долго ждать и моментально забыв про разглядываемую парочку ниндзя, Учиха пробралась сквозь толпу к своему знакомому, и легко улыбнувшись, поздоровалась:
- Добрый день, Сора-сан, Киоко-сан, - затем, быстро окинув взглядом обоих, добавила интересовавший её вопрос, - Вы тоже пришли на ярмарку в честь переговоров?
Сарада замолчала, понимая, что ответ на её слова был очевиден.
Как она уже успела выяснить за пару часов бесцельного патрулирования, миссия не предвещала никаких происшествий, потому, чтобы просто убить время до её конца, Сарада решила побеседовать со старым знакомым. Тем более что из-за его службы в АНБУ, видела Сору Сарада крайне редко, а о методиках тренировок, которые не являлись секретами клана Хьюга, расспросить хотелось.
- Дождливо сегодня, - зашла издалека девушка, - И спокойно. Я вот вызвалась на задание по охране переговоров. Но, увы, пока даже обычных хулиганов лицезреть не пришлось. Скучная, наверное, будет миссия. А как поживаете вы Сара-сан? Слышала, вы уже служите в АНБУ? Тяжело ли было туда попасть? Может, однажды вы уделите мне немного времени и покажите какие-нибудь необычные боевые техники? – наконец-то дошла до сути Учиха.
Мысль об изучении каких-то новых боевых способностей настолько вдохновляла Сараду, что та незаметно для самой себя заулыбалась ещё сильнее, и счастливо начала крутить ручку промокшего зонта.

+1

4

Сора-сама пытался в очередной раз улизнуть, так что приходится держать его на цепи, – улыбнулась куноичи, вежливо кивнув. – Рада вас видеть, Сарада-доно.
– Как видите: меня выгуливают, – не преминул добавить юноша. – Ой! Киоко, больно!
С силой ущипнув своего подопечного за локоть, Киоко сердито сложила руки на груди и, хмыкнув, притворно отвернулась. Впрочем, вся сцена не могла вызвать ничего, кроме доброжелательной улыбки – мазок яркой краски человеческих эмоций на картине холодного превосходства благородного клана.
Сора, впрочем, от проявления подобной фамильярности не возражал – его немногочисленные окружающие были столь редкими учителями в нормальной жизни.
«Ниндзя – тот, кто лишен эмоций» – гласит один из принципов шиноби. Оперативники АНБУ, скрывающие лица под бездушными фарфоровыми масками, являются ярчайшим примером идеалов воинов, прячущихся в тени. И пусть времена изменились, но грязи меньше не стало. Просто ее стали лучше прятать. А те, кто этим занимается, волей-неволей стали вынуждены закрывать свои эмоции еще глубже. Другие же – просто меняют свои маски. Улыбка в обед, удивление на ужин. Человеческая мимика – скрывает лицо куда лучше фарфора.
Эти переговоры многое значат для Конохи. Их охрана – важная миссия, Учиха-сан, – похвалил старания девушки Сора.
Юный Хьюга не мог не оценить надетый на Сараде защитный жилет – самый очевидный элемент формы шиноби, достигшего звания чунин. Прошлые поколения могли похвастаться тем, что пройти экзамен и стать полноценным ниндзя могли даже вчерашние выпускники Академии. Опасные времена требовали определенного риска и жертвенности – вещей, утративших святое значение в новой эре.
Единственная наследница обескровленного клана Учиха заслужила жилет чунина в подходящем возрасте – раньше многих сверстников из Академии, и, в то же время, достаточном для того, чтобы отбросить излишний максимализм. Дополнительные же нашивки вновь восстановленной после Войны полиции Конохи, ясно давали понять о достаточной решительности обладательницы Шарингана – в выросшей в разы Деревне Скрытого Листа улаживать конфликты внутренние стало едва ли не актуальнее решения дел внешних.
Впрочем, если судить по ретивости молодой куноичи, даже пост в полиции Деревни недолго ее удержит.
М-м… – потупил взгляд Сора.
Принадлежность к АНБУ, знание имен и лиц оперативников организации, их техник и дзюцу, до сих пор оставалось информацией секретной, доступ к которой мог иметь только Хокаге, его советники и приближенные. На практике все было куда прозаичнее – от членов семьи и лучших друзей утаить подобные новости было трудно, однако мало кто мог так запросто и без обиняков подобными знаниями кичиться! Вот уж действительно: никакого стеснения.
Зная характер Учиха Саске, не предрасположенного к выдаче чужих секретов (да и чего греха таить – не предрасположенного вообще ни к чему), единственным возможным лицом, допустившим утечку информации мог быть…
Напомни мне шепнуть тетушке Хинате, что дядя Наруто опять повел себя как… дядя Наруто, – наклонившись к Киоко, тихонько произнес Сора.
Девушка прыснула в сжатый кулачок. Сора покачал головой: в кругу семьи, закрывая в конце дня рабочий кабинет, Седьмой Хокаге вновь превращался в Узумаки Наруто – беззаботного мальчишку в теле взрослого мужчины. Впрочем, как уже не раз убеждался Сора, решения Хокаге подчас могли выглядеть удивительными, дерзкими и эксцентричными, но отнюдь не опрометчивыми.
Я…
Помощь своим товарищам-ниндзя в тренировках – едва ли не основополагающий обычай шиноби. Белая, хорошая зависть – то, что заставляет двигаться вперед, разжигает огонь желания, жажду самосовершенствования. И долг каждого ниндзя, особенно тех, кто следует философии Воли Огня, своим друзьям в их стремлениях помогать! Однако, когда дело касалось обладательницы Шарингана, как и, впрочем, остальных ее товарищей по команде – Боруто и Химавари, все было куда сложнее и… запутаннее.
Я поговорю об этом с Саске-доно, – пообещал юноша, дипломатично уклонившись от прямого ответа.

***

Мелодично барабанящий по жестяным навесам дождь на удивление хорошо гармонировал с шумом людской толпы, сотен голосов, тысяч шагов. Улицы Атараши но Ичи накрывал золотое сияние – время от времени выглядывающее из-за туч солнце, многократно отраженное в окнах многоэтажек, неуклонно медленно клонилось ко сну.
Проведенные вдоль улиц электрические фонари, поморгав несколько раз, неохотно принялись за работу. Но многие хозяева лавок, тем не менее, решили выставить и более традиционные бумажные фонарики, словно не доверяя новомодным заменителям. Едва ли крошечным свечкам было под силу разгонять надвигающуюся тьму с той же силой, что и мощным лампам, однако сдаваться они не собирались.
Удивительное сочетание старого и нового, как-то уживающиеся друг с другом.
В день фестиваля патрули полиции Конохи были усилены. Хорошо тренированных ниндзя этой организации, традиционно возглавляемой главой клана Учиха, сегодня было куда больше, чем обычно. Но едва ли достаточно для всей махины нового города, где теперь кипела деловая жизнь Конохагакуре. Впрочем, что может случиться?
Тоненький ручеек, подпитываемый дождевой водой, осторожно катился меж камней мостовой, вытекая из подворотни. Лавируя под ногами частых прохожих, он стекал в решетку, а оттуда – в канализацию.
Тонкий ручеек, незаметный никому. Кто же будет глядеть под ноги в такой-то день, среди стольких-то красок?
Тонкий ручеек. Тонкий алый ручеек.

***

Пронзительный женский визг был лишь каплей в море какофонии звуков, издаваемых в большом городе. Сора же различил его моментально, и, обменявшись секундными взглядами с Киоко и Сарадой, ни секунды не сомневался в том, что он был не единственным.
Ниндзя и куноичи клана Хьюга тут же исчезли, растворившись в воздухе, а через мгновение – появились на крыше ближайшего здания. Многие свидетели задирали головы и одобрительно аплодировали – пусть горожане и были жителями Конохагакуре, и шиноби в повязках с листом видели ежедневно, наблюдать за сверхчеловеческими способностями воинов Деревни им еще не приходилось. Да и ожидать нечто подобного от парочки, одетой в отнюдь не предназначенные для погонь длинные кимоно, было невозможно.
Хьюга Сора и Хьюга Киоко неудобств не испытывали. Обнаружив с высоты источник крика – узкую улочку, они несколькими экономными прыжками оказались там.
Переулок с обеих сторон уже успели оцепить двое шиноби с такими же символами, что и на форме Сарады, сдерживая и осаждая немногочисленных зевак, тоже откликнувшихся на крик. Третий же, наклонившись, чем-то занимался в плохо освещенной подворотне.
Что здесь произошло? – протискиваясь сквозь небольшую толпу, задал вопрос Сора.
На попытавшегося преградить ему путь мужчину он даже не обратил внимания – за него это сделала Киоко. Выразительного взгляда Бьякугана – уникальной черты шиноби влиятельнейшего клана Деревни, было достаточно для того, чтобы ниндзя нервно сглотнул и вернулся к ограждению из ярко-желтой ленты, натянутой между фонарями.
Хмм? – промычал немолодой шиноби, сидевший на корточках у стены одного из домов, образующих переулок. – Хьюга-сан, надо полагать?
В грубом потертом басе не чувствовалось коленопреклонного заискивающего раболепия, как порой бывало у тех, кто узнал члена клана Белого Глаза. Однако, в нем не было и дерзости или вызова. Хороший голос. Старый голос. Голос мужчины старой школы, заставшего старую эпоху, уважающего лишь силу и упорный труд.
Один из наших, – кивнув на лежащее ничком тело, продолжил он. – Горло перерезали.
Ты его знала, Сарада? – голосом, не выражающим никаких эмоций, спросил Сора, почувствовав знакомое присутствие позади – Учиха прибыла секундой позже. 
Не «Учиха-сан», но «Сарада». Вежливая отстранённость юноши отошла на второй план, уступая место холодной и отточенной, словно клинок, личности шиноби, джонина Деревни Скрытого Листа.

0

5

Слова Соры о том, что охрана переговоров является важной миссией, заставили Сараду расплыться в ещё более искренней улыбке. Хотя, девушка понимала, что в чём-то Хьюга ошибался. Как можно было назвать важной миссией праздное гуляние по ярмарке среди веселящихся людей и изображение серьёзного напыщенного вида крутого ниндзя? Подобное времяпрепровождение казалось Учихе крайне глупым, хотя да, со стороны её миссия виделась достаточно почётной и опасной. На это Сарада и купилась, а теперь девушка лишь пожинала плоды своего самообмана.
- Наверное, - коротко ответила Учиха, понимая, что Сора пытался приободрить её, видя безрезультатные старания девушки стать сильнее.
«Он чем-то похож на отца и нашего Хокаге. Хвалит меня, чуть ли не из жалости, хотя, наверняка, тоже видит огромную разницу в нашей силе. Блин, как же я это ненавижу, ненавижу свою слабость. Я Учиха, потомок сильнейшего клана, но даже те, кто младше меня относятся ко мне как к ребёнку. Интересно, если бы я вызвала Сору на дружеский спарринг, стал бы он относиться ко мне серьёзнее?» - про себя размышляла девушка, глядя на своего собеседника.
Развивать тему сегодняшней миссии Учиха больше не стала. Ей нечего было сказать, кроме того, что она праздно шаталась этим днём по улицам и бесполезно разглядывала влюблённые парочки, потому Сарада решила внимательно вслушаться в то, что говорил Хьюга дальше.
По всей видимости, он осуждал Хокаге за то, что тот выдал тайну принадлежности Соры к АНБУ. Хотя на взгляд Сарды это и тайной-то особой не было. Многие ниндзя служили в АНБУ, многие семьи знали, что они там служат. Что открыто и выразила Учиха.
- Не думаю, что это такая уж большая тайна. Разве что ты зачем-то пытался скрыть свою должность от окружающих, - девушка перестала глупо улыбаться и задумчиво поправила очки, про себя рассуждая зачем Соре могло это понадобиться, пока она ожидала ответа на счёт тренировки.
Но, увы, этот день был полон обломов. Сора легко ушёл от прямой просьбы «Научи меня новым техникам», сказанной прямо в лоб. Почему-то упомянув отца девушки. Вот, при чём здесь был её отец, Сарада не понимала.
«Неужели он считает меня настолько ребёнком, что для моего обучения нужно советоваться с отцом? Или мой отец настолько уважаем, что люди боятся без его разрешения что-то предпринять по отношению ко мне? Мне бы не хотелось всегда жить в тени отца. Он это он, а я это я. Тем более что отца вряд ли интересуют мои способности вообще», - новая цепочка мыслей заставила Сараду перестать глупо раскручивать зонт в руках, и задать вполне логичный вопрос.
- Зачем? – удивлённо поинтересовалась девушка, - Ему ведь нет никакого дела до…
Договорить эту фразу Учиха так и не смогла. Внезапно где-то в переулке раздался женский крик, и Сарада быстро последовала за Сорой, двигаясь в сторону громкого звука.
На ходу складывая небольшой зелёный зонт и пряча его за спину, Учиха едва удерживалась на мокрых скользких крышах домов. Отметив, что контроль чакры стоило лучше потренировать, Сарада задумалась над тем, что могло произойти. С одной стороны, происшествие на этой миссии хоть как-то разбавило её скучное течение, что не могло не радовать Учиху. А с другой, женщина ведь кричала, значит, случилось что-то серьёзное, и это настораживало Сараду.
Миновав ещё пару зданий, девушка наконец-то прибыла на место и, спрыгнув с крыши, остановилась возле полицейского. Тот уже успел поведать  Соре о произошедшем. И Хьюга обратился с вопросом непосредственно к ней. Девушка перевела взгляд в сторону убитого, но рассмотреть его с такого расстояния было трудно. Потому, показав эмблему на форме своему сотруднику, Сарада попросила пропустить их с Сорой за оцепление.
Подойдя поближе, девушка присела на корточки, и легко убрала волосы с лица убитого. Учиха не часто видела смерть, и касаться тела ещё недавно живого человека было слегка неприятно, тем более видеть грубый кровавый порез на шее. Но Сарада переборола своё лёгкое отвращение и присмотрелась. Парень был совсем молодой, а в чертах его лица читалось что-то знакомое.
- Кажется, он поступил на службу вместе со мной, но я не знала его лично, - быстро и чётко сообщила Учиха окружающим, - Однако видно, что это работа профессионального ниндзя.
Сарада убрала руку от убитого, и поднялась обратно на ноги.
- Вы уже допросили свидетелей? – попыталась выяснить девушка у своих сотрудников.

+1

6

Да уж явно – не новичка, – проворчал Сора, следя за манипуляциями Учихи. – Его кунай?
Его, либо убийцы, – раскуривая сигарету, бросил немолодой шиноби.
Орудие смерти лежало здесь же. Небрежно отброшенный, сделавший свое дело, кунай был замаран запекшейся кровью, окрасившейся в гнильный черный цвет. Никакого сомнения в том, чья именно кровь покрывала клинок, не было.
У самого основания рукояти куная едва-едва проглядывался крошечный выгравированный листок – символ Конохагакуре. Какая жестокая ирония – погибнуть в собственной Деревне от клинка, выкованного в ней же. Какое предательство для стали – заколоть кого-то из своих.
Ну а как же, конечно допросили, – выдыхая дурно пахнущее облачко никотина, ухмыльнулся ниндзя. Он даже не пытался скрыть снисхождение в своем голосе, да и зачем – он уже повидал слишком многое для поддержания статуса-кво и тому подобных глупостей – пусть этим забавляются молодые. – Наткнулись на труп. Убийцу не видели, – судя по безразличному тону, в молодости он повидал и не такое. Затянувшись еще раз, мужчина, прикрыв глаза, добавил: – Только разгулявшегося психа нам сейчас не хватало.
Молодежь забавляла Окубо Томоаки – ветерана Деревни Скрытого Листа. Забавляла, впрочем, в хорошем смысле слова – в ворохе воспоминаний, наполненных сотнями опасных заданий, отчаянных боев, пьянящих побед и горьких поражений, среди старых шрамов, заживших, но не прекращающих болеть, успокаивающим бальзамом было осознание того, что новое поколение шиноби, носящие повязки с символом Листа, имеют такое же рвение, ту же пылающую Волю Огня, привитую своим подопечным еще самим Первым Хокаге многие десятилетия назад.
Окубо Томоаки был опытным ниндзя. Заставший Третьего Хокаге, служивший долгие годы в разведывательной дивизии, к предложению о переводе во вновь восстановленную Военную Полицию и назначению на более спокойную должность, отнесся с облегчением – старые кости требовали покоя. Кто же мог догадаться, что нюх бывалого следователя вновь потребуется применить? Как бы то ни было, появлению молодежи Окубо обрадовался. А потому, пусть и не демонстративно, но решил передать инициативу в их руки – действуйте-де!
Вы думаете, что это был просто ненормальный? – с недоверием косясь на труп, задал вопрос Сора.
В моем возрасте уже ни в чем нельзя быть уверенным, парень, – вновь приложившись к сигарете, прокряхтел мужчина. – Лет тридцать назад я бы рассмеялся в лицо тому, кто сказал бы мне, что джинчурики Десятихвостого станет Хокаге.
Ответ не удовлетворил Сору. Скривив губы, он присел рядом с телом, осматривать которое закончила Сарада.
Даже следов борьбы нет, – констатировал он, внимательно проверяя части тела убитого. – Свихнувшийся опытный ниндзя, напавший на патрульного, и тот даже его не почувствовал.
Да еще в такой день, – кивнул Окубо. – Много приезжих.

0

7

- Я думаю, это был враг, - резко выпалила свои догадки Сарада.
И тут же осеклась, размышляя над тем, стоило ли ей это говорить. Иногда Учихе казалось, что она единственная в мире ниндзя, кто ещё верил во вражеских шиноби. Все другие будто одурманенные тем всемирным гендзюцу везде видели добро, цветы,  мир, пологая, что только ненормальные маньяки способны убить кого-то. Но Учиха так не думала и она готова была отстаивать свою точку зрения, раз уж привлекла к себе внимание окружающих.
- День нападения выбран не случайно. Убийство ниндзя Конохи во время такого события наверняка должно было повлечь за собой какие-то более серьёзные последствия, например расторжение торгового, а возможно и мирного договора. Полагаю, это вполне могла быть диверсия, - деловито поясняла окружающим свои мысли Сарада.
Дождь продолжал лить, и стоять на улице без зонта становилось всё неприятнее и неприятнее. К тому же, очки постоянно соскальзывали с носа девушки. В очередной раз поправив их, Учиха, продолжила говорить.
- Какие-то следы мы уже вряд ли сможем найти и-за ливня. Но, полагаю, нам стоит осмотреть окрестности. Враг мог затаиться где-то неподалёку. К тому же, наиважнейшая точка, которую стоит защищать сейчас это здание, где проходят переговоры. Нужно скорее убрать труп, чтобы не создавать паники среди мирного населения, и направить чем можно больше людей к многоэтажке. Сора, используй Бьякуган, возможно ты ещё сможешь заметить кого-то хотя бы минимально испачканного кровью, - девушка сама не заметила, как стала отдавать приказы, которые по логике должны были отдавать ей, судя по званию юной Учихи.
А когда до Сарады всё же дошла это информация, она как-то слегка смутилась. Ещё раз поправив соскользнувшие вниз очки, девушка решила и вовсе их снять. Дождь заливал стёкла, и через них Учиха видела даже хуже, чем просто так. Быстро сложив очки в один из карманов, девушка. Подумала, что её собственные приказы стоило бы выполнить ей самой. И хотя перемещать мокрый окровавленный труп было не слишком приятно, Сарада для себя решила, что это необходимость для закалки её характера.
- Если все осмотрели убитого, то тело уже можно убрать. Думаю, медики справятся с осмотром лучше нас. Помогите мне, - вежливо, но строго попросила Сарада, нескольких прибывших молодых полицейских.
Девушка подошла к телу и аккуратно подняла его. Труп не труп, а раньше это был нормальный живой человек и к нему, стоило относиться уважительно. Ещё несколько молодых ниндзя помогли Учихе перенести убитого в ближайшую больницу.
Прошло некоторое время, прежде чем Сарада вернулась обратно к месту происшествия.
- Теперь нам лишь осталось ожидать заключения ниндзя-медиков на счёт убийства, - оповестила окружающих она, а затем, повернувшись к Соре, добавила, - Ты смог кого-нибудь найти?

0

8

Смелые заявления, юная Учиха, – хмыкнул Окубо, покосившись на Хьюгу.
Сора же, в то же время потупился – современное устройство Деревень ниндзя диктовало политику мира и дружеских взаимоотношений, ставивших во главу угла переговоры и дипломатию вместо боевой силы. Таким образом подавляющее большинство молодых шиноби об угрозах внешних представление имели весьма расплывчатое. Пусть границы мира в новую эпоху и расширились, ниндзя оставались привязанными к своим селениям. И лишь немногие, кому посчастливилось (посчастливилось ли?) выходить во внешний мир для заданий, дружелюбие этого мира (или его отсутствие) могли прочувствовать на свое собственной шкуре.
Тем не менее, всегда находились бунтари, чей взор простирался сквозь занавесы системы. Судя по всему, Учиха Сарада была одной из них. Будь то гены свободолюбивого клана Шарингана или подростковый максимализм, находящийся в сговоре с возрастными гормонами, происшествие явно вывело девушку из подавленного состояния, которое она скрывала под маской приветливого дружелюбия. А на какие только безумства не способны юнцы, чья кровь кипит, словно масло в котле!
К сожалению, Хьюга Сора до чувств человеческих был совершенно нечутким. Сказать точнее: не безразличный, скорее – неуклюжий. А потому никакой перемены в своем товарище по Академии не заметил. Ведь нельзя же назвать должное рвение и мотивацию – чем-то невообразимым, верно?
Просьба юной Учихи, прозвучавший как приказ, вызвал волну негодования у Хьюга Киоко. Еще бы: несмотря на то, что ее господин в собравшейся группе был самым молодым, звание джонина имел лишь он один, а потому только он и он один имеет право всем распоряжаться! Киоко была готово мириться с любой несправедливостью, и даже с готовностью приняла бы Проклятую Печать клана – позорную метку, защищающую секреты Бьякугана, однако чью-то дерзость по отношению к Соре – ее подопечному, в верности к которому она поклялась не Совету Старейшин, а себе самой, девушка позволить не могла!
Успевшая раскрыть над головой Соры девушка уже набрала в грудь воздух, чтобы сообщить о недопустимости подобного обращения к наследнику клана Хьюга, да еще в тот день, когда он находится вне задания. Однако, прежде чем она успела это сделать, ее прервал сам юноша. Одним лишь кратким незаметным, но требовательным жестом ладони, Сора, стоящий к ней спиной, велел Киоко остыть, и от поспешностей воздержаться. А не к месту возникшее раздражение мгновенно улетучилось, стоило Киоко увидеть приподнятые уголки губ Соры, когда тот повернул голову лишь на несколько градусов.
«Спасибо, Киоко, ты всегда злишься вместо меня», – подумал юноша, не сомневающийся в том, что она его прекрасно понимает.
Однако вместо этих слов, Сора мотнул головой в неопределенную сторону. Увидев это, девушка низко поклонилась, сложила зонтик и растворилась в ночи. Носителей Бьякугана в этом переулке было двое.
***
Сарада, помогающая группе ниндзя с переноской тела своего несчастного коллеги, скрылась из вида. Киоко должна была найти точку обзора где-нибудь повыше и осмотреть местность с помощью кланового додзюцу.
Сора тем временем осматривал переулок. Осматривал своим обычным зрением – удивительно, как многое может пропустить даже Бьякуган, когда на него слишком сильно надеешься.
Не ушел лишь Окубо Томоаки – немолодой шиноби-следователь, лениво прислонившийся к отсыревшей стене и потягивающий очередную сигарету.
Плохо, когда молодые умирают, – ни к кому особо не обращаясь, произнес он.
Впрочем, когда единственным человеком в радиусе нескольких десятков метров был лишь Сора, возможным собеседником, кому предназначались эти слова, мог быть только он.
Нет ничего хорошего в том, что умирают и старики, – спустя какое-то время ответил Сора, только лишь затем, чтобы развеять гнетущую тишину, нарушаемую лишь барабанящим постукиванием дождя. 
Смерть всегда следует за шиноби по пятам, – ухмыльнулся мужчина. – Впрочем, времена изменились. Если раньше Бог Смерти таился на каждом углу, то теперь самое страшное, что мне грозит – рак легких от чертова курева.
Сора повернулся в его сторону, однако, что ответить не знал, да тот на продолжение разговора и не рассчитывал. Легким щелчком отправив окурок в урну, Окубо махнул рукой и покинул переулок. Расследование было в самом разгаре, но кто Сора такой, чтобы давать нравоучения?
Впрочем, в одиночестве он оставался недолго.
Сора собирался поприветствовать Учиху, как его прервал оклик:
Сора-сама! – появившаяся Киоко не могла скрыть свой испуг. – Вы должны это видеть!
Юный шиноби не терял ни мгновения. Он привык доверять Киоко – своей верной спутнице, телохранительнице, лучшей подруге, а так же – подчиненной. И никогда еще он не видел ее такой напуганной. Взволнованной, растерянной, находящейся на грани гнева – да, но страх – никогда.
Бьякуган!
«Белый глаз» – сокровище клана Хьюга. Одно из трех великих додзюцу. Редчайший кеккей генкай, переданный роду Хьюга легендарным предком Хамурой Оцуцуки.
Бьякуган Соры был острейшим в его поколении. Ему не нужна была высота – стены, дома, камни и деревья, люди, воздух и расстояние – все было что стеклышко. Мутное, но, стоило напрячь зрение – чище льдинки.
Он не пытался активировать свой козырь раньше: многотысячные жители города, проживающие на столь плотной территории, были сильной помехой. Бьякуган видел чакру всего, что могло ее источать. Однако, чтобы увидеть что-то наверняка, требовалось присматриваться хорошенько, словно в телескоп. Полно на небе звезд, однако, чтобы разглядеть какую-то одну, нужно навести фокус.
Сора прищурился в направлении, указанном Киоко. И в следующую секунду вздохнул:
О, боги
Как же Сарада была права. Паранойя молодой, излишне ретивой девчонки, оказалась вовсе не паранойей.
Все здание – весь небоскреб, в котором проходили переговоры с делегатами из других государств, был накрыт коконом – тончайшее волокно чакры прозрачной вуалью окутывало целый небоскреб!
Гендзюцу, – едва слышно прошептал Сора, но потом, собрав в себе силы, громко возвестил всем ниндзя из Полиции: – Весь небоскреб под гендзюцу!
Сора обернулся по сторонам. Это не его люди, не его подчиненные, не товарищи из АНБУ. Члены полиции – защитники правопорядка в Деревне, за последние двадцать лет привыкшей к мнимому миру. Однако, был ли у него другой выбор? То, что показал ему Бьякуган – сильная, искусная иллюзия, наложенная в самом центре делового района Нового Города – области, в котором шиноби – не самые частые гости, было шоком! В Атараши но Ичи жили гражданские – вчерашние беженцы и переселенцы, укрывшиеся под надежной сенью Конохагакуре. И, то, что кто-то осмелился наложить гендзюцу в самый разгар переговоров…
Значит – враг. «Враг» – уверенно говорила Сарада Учиха. И она была права..?
Регулярные войска принимают командование операцией, – юношеский, совсем недавно сломавшийся голос Соры имел твердость стали. Он принял решение – то, которое ему отнюдь не претило, однако, на тот момент единственно верное.
Немногочисленные сотрудники Полиции были ошеломлены. Уже второй раз за день выскочка из молодого поколения смеет бросаться приказами. Им – взрослым шиноби! Но с потрясениями ниндзя справляются молниеносно – словосочетание «регулярные войска» и командный тон всегда действуют отрезвляюще.
Кто-нибудь, немедля оповестите пост джонинов и Хокаге! Передайте мои слова, пусть выставляют периметр по всей стене Конохи – не хватало, чтобы еще снаружи напали. Дальше пусть сами думают! И всех свободных шиноби от чуунинов и выше – к небоскребу.
Пара ниндзя легкими тенями испарилась в ночи.
Сарада, – Сора перевел взгляд светло-лавандовых глаз на Учиху, – у тебя Шаринган пробужден, – не вопрос, но утверждение. – Ты мне понадобишься внутри.
Хьюга Сора оттолкнулся от земли и взмыл в воздух. Его телохранительница отправилась следом. А за ними – и оставшиеся ниндзя крошечного отряда патрульных Полиции.

+1

9

Поведение Киоко показалось Сараде странным.
«Похоже, ей не понравился мой поступок», - мысленно отметила Учиха, возвращаясь обратно к месту происшествия, - «Она даже собиралась напасть. Думает ли эта девушка о том, что могла развязать вражду между нашими кланами из-за такой ерунды, или нет? Хотя, нет, я не о том думаю, смогла бы я противостоять телохранительнице Соры, если бы она всё же напала? Нет, это опять что-то не то. Сейчас не время рассуждать о собственной силе, деревня в опасности. Хотя, плевать мне на деревню, убившую всю мою семью. Люди в опасности, да и поимка убийцы прибавит мне хорошего опыта. Опять я не о том думаю… Нельзя быть такой эгоисткой», - про себя рассуждала Сарада.
Когда она вернулась к месту происшествия, приказы уже раздавал Сора, что и следовало ожидать, если учесть его ранг. Возникать и сопротивляться Сарада не стала. Да, она была старше Соры, да расследование этого дела было задание полиции. Но сейчас действительно не время было пререкаться, если Сора давал дельные приказы, стоило работать вместе с ним, а не против него. По команде своего одноклассника, Учиха быстро сорвалась с места.
Дождь лил, и перемещаться по крышам домов было скользко, неприятно и неуютно, Сарада чуть было не соскользнула с одной из них, споткнувшись обо что-то. Без очков она видела очень плохо, но в мокрых очках ещё хуже. Сора был прав, пора было использовать Шарианган. Не только чтобы видеть сквозь гендзюцу врага, но и чтобы хорошо видеть вообще. Учиха заметила, что её не слишком хорошее зрение на глазные техники вообще никак не влияло. Даже на оборот, Шаринган временно устранял дефекты её глаз. От чего девушка тут же исполнила новый приказ, который был отдан не напрямую, а намёком.
- Шаринган! – выкрикнула Учиха, перепрыгнув с одной крыши на другую, затем на третью.
Миновав небольшое расстояние до необходимой высотки, Сарада спрыгнула на землю. Брызги от луж, разлетелись в разные стороны. Впрочем, Учихе это было как-то всё равно. Сейчас она внимательно пыталась разглядеть здание. Всё оно действительно было покрыто сетью гендзюцу. Однако глаза Сарады могли видеть сквозь него. Более того, Шаринган был способен улавливать чакру противника. И сквозь вьющуюся, вокруг небоскрёба сеть, девушка видела ещё кое-что важное.
- Внутри находится небольшое количество людей. Возможно это враг с заложниками. Думаю их цель сорвать переговоры и развязать новую войну, - доложила она полученную информацию.

0


Вы здесь » Naruto: After We Die » Прошлое » Старая Кровь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC